michael_traurig (michael_traurig) wrote,
michael_traurig
michael_traurig

Category:

Германские радиоуправляемые машины "Боргвард" B IV в операции "Цитадель"



В период проведения наступательной операции "Цитадель" германские военные, помимо прочих видов вооружений, применили на северном фасе Курского выступа радиоуправляемые гусеничные инженерные машины B IV, созданные на фирме "Боргвард". B IV имели довольно узкий спектр возможностей и должны были использоваться для решения таких задач, как проделывание проходов в минных полях, уничтожение вражеских танков, полевых фортификаций и артиллерийских позиций, а также ведение разведки на поле боя с целью выявления неприятельской огневой системы. Они представляли собою гусеничные транспортеры с противопульным бронированием, на передней части которых закреплялся контейнер со взрывчатым веществом массой 400 - 500 килограммов. В походных условиях машины управлялись водителями, а в бою - радиооператорами со специальных машин управления (переоборудованных штурмовых орудий StuG III). При этом перед началом атаки водители выводили B IV на исходные позиции, устанавливали взрыватели на подрывных зарядах, и только затем переводили машины на дистанционное управление.
Теоретически, "Боргварды" имели возможность сбросить подрывной заряд у цели и затем вернуться, но на практике так не случалось почти никогда - ротам радиоуправляемого оружия приходилось сражаться в условиях сильного огневого противодействия со стороны противника, и к тому же на открытой хорошо просматриваемой местности (последнее было необходимо, поскольку наведение радиооператоры осуществляли визуально). Поэтому B IV, по сути, были машинами одноразовыми.

В июле 1943 года в операции "Цитадель" участвовали три роты радиоуправляемого оружия, которые действовали не в составе единого батальона, а поодиночке в качестве подразделений, приданных батальонам тяжелых танков и истребителей танков. Боевая практика показала, что B IV в целом справлялись с возложенными на них задачами, но при этом несли большие потери, приводившие к очень быстрой утрате боеспособности рот. Тем не менее, сторонников радиоуправляемого оружия последнее обстоятельство не особенно смущало. Они полагали, что тщательный анализ приобретенного опыта поможет усовершенствовать как саму технику, так и тактику ее применения, а также произвести реорганизацию подразделений и за счет этого добиться значительного повышения боевой эффективности. Их наблюдения и соображения легли в основу меморандума, посвященного перспективам дальнейшего использования радиоуправляемого оружия, который был составлен 23 июля 1943 года командиром 301-го танкового батальона радиоуправляемого оружия майором Райнелем:

"На участке наступления 9-й армии в период атаки к югу от Орла были развернуты три отдельные танковые роты радиоуправляемого оружия. Две роты подчинялись 656-му тяжелому полку истребителей танков, и одна рота - 505-му тяжелому танковому батальону. Роты были развернуты полностью под руководством командиров рот, которые координировали действия взводов с командиром передовой части. Тактическая задача была одинакова для всех рот: ведение активной боевой разведки, выявление минных полей и подрыв мин с целью создания проходов, разрушение трудноуничтожимых целей, таких, как окопанные противотанковые орудия и сверхтяжелые танки противника.

Расследование, произведенное в подразделении после развертывания, показало следующие результаты:

1) Развертывание 314-й танковой роты радиоуправляемого оружия с 1-м батальоном 656-го тяжелого полка истребителей танков

Плотное и глубоко расположенное минное поле преграждало подступы к главной оборонительной линии русских, которая, в то же время, прикрывалась огнем тяжелой артиллерии.В соответствии с планом атаки, рота приступила к проделыванию трех проходов в минном поле. По причине большой глубины минного поля, двенадцать B IV были уничтожены. Проделанные проходы были пройдены машинами управления без повреждений от подрывов на минах. Из-за сильного артиллерийского огня саперы не смогли пойти следом и предусмотренное планом атаки обозначение проходов не было ими произведено.Это привело к остановке атаки. Медленно идущие тяжелые истребители танков ("Фердинанд") не смогли обнаружить очищенные от мин проходы, поскольку те после артиллерийских ударов перестали быть различимыми. Таким образом, несколько "Фердинандов" получили повреждения в результате подрыва на минах, несмотря на проделанные проходы.

При дальнейшем развитии атаки еще семь B IV были полностью уничтожены. Один упал в траншею, занятую вражеской пехотой, которая стала обстреливать B IV и забрасывать его гранатами. Все эти пехотинцы погибли, когда B IV взорвался.
Два B IV были заведены в небольшую рощу, прочно удерживаемую вражеской пехотой, и там подорваны. После этого дальнейшего сопротивления там не наблюдалось.
Во время атаки четыре B IV были потеряны из-за артиллерийских попаданий. Один с установленными взрывателями взорвался, три без взрывателей медленно сгорели.

2) Развертывание 313-й танковой роты радиоуправляемого оружия со 2-м батальоном 656-го тяжелого полка истребителей танков

Развертывание происходило при таких же обстоятельствах. При подходе к главной линии обороны один взвод оказался на нашем же необозначенном минном поле и потерял четыре B IV. Другой проделывал проход в русском минном поле, израсходовав еще четыре B IV. Один B IV в боеготовом положении был поражен вражеской артиллерией и сдетонировал. Это привело к тому, что еще три B IV загорелись и затем взорвались. Причина этих потерь не может быть установлена со всей точностью, поскольку бывшие при машинах водители и саперы погибли. Можно предположить, что взрыватели уже были подсоединены к заряду и сработали при возгорании. Еще один B IV был поражен артиллерийскими снарядами, когда его вели через минное поле, и взорвался.
В ходе дальнейшей атаки тремя B IV были уничтожены укрепленная противотанковая позиция и бункер, что обеспечило как фактический, так и моральный успех.

3) Развертывание 312-й танковой роты радиоуправляемого оружия с 505-м тяжелым танковым батальоном

Рота была развернута впереди танков "Тигр" для боевой разведки в соответствии с тактическими требованиями и продемонстрировала следующий успешный результат:
Один B IV был выдвинут на дистанцию 800 метров против двух или трех позиций противотанковых орудий. Орудия были полностью уничтожены взрывом, как и находившаяся рядом пехота.
Один B IV был выдвинут на дистанцию 400 метров против Т-34. Т-34 был протаранен и полностью уничтожен последовавшей детонацией.
Два B IV были наведены на три артиллерийских бункера на дистанции 400 - 600 метров, бункеры были полностью уничтожены взрывами. Один из этих B IV достиг цели и уничтожил ее, хотя перед этим был подожжен.
Два B IV были выдвинуты против позиций пехотного орудия и противотанкового орудия на дистанцию 800 метров, обе позиции были уничтожены.
Один B IV достиг вражеских позиций, где был подожжен "коктейлем Молотова". Последовавший взрыв произвел разрушительное действие на вражеской позиции.
В четырех случаях B IV были выведены из строя еще в процессе наведения. Подразделению удалось эвакуировать два из них, остальные два сгорели. За два дня в бою были задействованы 20 B IV.

Тактическая оценка боя

1) Роты радиоуправляемого оружия - превосходное оружие атаки. В двух случаях развертывание происходило с тяжелыми истребителями танков, и только в одном - с настоящим оружием атаки, батальоном танков "Тигр". При взаимодействии с тяжелыми истребителями танков, пониженная подвижность "Фердинандов" стала препятствием для продвижения атакующего подразделения радиоуправляемого оружия. Последнее быстро добивалось успеха. Но из-за медленного продвижения "Фердинандов" этот успех не мог быть использован. Дистанционно управляемые машины должны были ждать подхода "Фердинандов" перед началом наступления, будучи открытыми вражескому огню, что привело к тяжелым потерям.
Взаимодействие с батальоном "Тигров" - чисто танковым подразделением - происходило куда более продуктивно. И с технической, и с тактической точек зрения "Тигры" - гораздо лучшее наступательное оружие и достигают успеха эффективнее. Практика применения доказала, что радиоуправляемое оружие во взаимодействии с чисто танковым подразделением гарантирует полный успех.

2) Боевые действия 313-й и 314-й рот радиоуправляемого оружия разворачивались вдоль железной дороги Орел - Курск против глубоко эшелонированных и прикрытых мощными минными полями вражеских позиций. Сильный огонь вражеской артиллерии значительно тормозил развитие атаки. На этом участке наших сил было недостаточно по сравнению с силами противника. Это особенно относится к ротам радиоуправляемого оружия. Обе роты были широко развернуты в боевом секторе, и каждая подчинена батальону "Фердинандов". Они слишком быстро истощили свои силы, эти потери на передовой восполнить было нельзя. Не имелось резервов для продолжения натиска вглубь главной линии обороны противника. Более того, у командира подразделения управляемого оружия не имелось мобильного резерва для наступления через выявленные слабые пункты.
Взаимодействие с "Фердинандами", необходимое для достижения общего успеха, было, в принципе, тщательно отработано. Однако в ходе боевых действий это взаимодействие нарушалось сильным неприятельским огнем. Вместо решительного успеха командира подразделения управляемого оружия, это взаимодействие так и не было восстановлено в течение всего периода боевых действий. Командир подразделения управляемого оружия не смог четко разъяснить свою точку зрения командирам батальонов тяжелых истребителей танков. Только более высокопоставленный командир мог бы обеспечить успех.

Из 12 машин управления 8 были развернуты на передовой. Остальные 4 должны были быть использованы для восполнения потерь. В отсутствие иных резервов атака получилась очень ограниченной и завязла во вражеской обороне. Исследованием установлено, что все ответственные офицеры согласны с тем фактом, что подобная задача требует сосредоточенной атаки всех сил 301-го батальона радиоуправляемого оружия:

Развертывание всего батальона радиоуправляемого оружия со 2-й ротой на переднем крае и 3-й ротой в качестве резерва, размещенного сразу за передовыми частями.Эти роты могут задействовать 2/3 своей наступательной мощи, расположив четыре машины управления на расстоянии 2 - 3 километра по фронту. В секторе такой ширины потери машин управления могут быть легко восполнены из находящегося позади резерва. В минном поле может быть расчищено от 4 до 6 проходов достаточной ширины и глубины (в ходе боя под Глазуновкой было проделано всего 4 прохода на фронте в 6 километров).
На разведанном направлении основного удара передовая рота должна быть быстро заменена резервной, как только потеряет свою силу. Когда рота пройдет через проход в минном поле, удар должен быть перенесен в глубину боевого сектора. Высвобожденная рота тем временем собирает все подразделения, которые способны продолжать бой, и считается теперь резервной.

Эффективное командование возможно лишь при условии достаточной укомплектованности как передовых подразделений, так и обеспечивающих (штабная рота, ремонтное отделение и т.д.). Тесное взаимодействие, доставка запасных частей и быстрый ремонт вышедших из строя машин управления и радиоуправляемых взрывающихся машин позволяют в кратчайшие сроки возобновить бой. Развернутые в составе единого батальона, роты радиоуправляемого оружия не будут привязаны к подразделениям обеспечения других частей, которые не всегда могут помочь в силу разницы в оснащении. Все командиры приданных рот радиоуправляемого оружия жаловались, что не могли найти тут понимания и поддержки со стороны офицеров главных подразделений и частей. Все предпочли бы задействование в составе батальона радиоуправляемого оружия, как единого целого.

3) Во время атаки на Глазуновку слабое взаимопонимание с командиром главной части (656-го тяжелого полка истребителей танков) и недостаточное взаимодействие стали причиной того, что общий успех не был достигнут. Хотя были проведены тщательная проработка по карте и предварительное согласование, взаимодействие не имело места. Под сильным огневым воздействием противника это в любом случае было бы сложно. Поэтому мы требуем следующее:

Подразделение радиоуправляемого оружия (батальон) должно быть достаточно мощным, чтобы иметь возможность самостоятельно добиться первоначального успеха. Эти действия должны развиваться, пока идущие следом части не смогут окончательно закрепить за собой территорию. Для этого батальон радиоуправляемого оружия должен быть оснащен тяжелыми и быстрыми танками ("Тигр"). С такой материальной частью он сможет сражаться еще и как танковое подразделение. Однотипное оснащение гарантирует, что противник не сможет идентифицировать машины управления, наводящие взрывающиеся машины (в бою под Глазуновкой выступавшие в роли машин управления штурмовые орудия были быстро идентифицированы и обстреляны). Более того, штурмовое орудие не может выполнять двойную роль машины управления и основной боевой машины из-за отсутствия вращающейся башни, тесноты боевого отделения (оператор системы радиоуправления одновременно выполняет роль заряжающего) и недостаточного обзора из небольшой командирской башенки.
В ходе выполнения столь опасных заданий секретные и очень ценные приборы радионаведения должны быть защищены посредством установки в лучших из всех возможных танков.

Техническая оценка:

В целом оснащение радиоуправляемого оружия оправдало ожидания. Однако выявились некоторые отдельные недостатки.

1) Устройства управления

Совершенно необходимо, чтобы устройство радиоуправления работало на дальности как минимум до 2000 метров. Существующее на данный момент устройство, разработанное компанией "Hell" не удовлетворяет этим требованиям. Его практическая дальность действия варьируется в пределах 800 - 1000 метров. Дальше контроль за взрывающейся машиной может быть утрачен и она будет потеряна.
Приемники, выпускаемые компанией "Braun" и проходящие сейчас испытания в 301-м батальоне радиоуправляемого оружия, соответствуют вышеприведенным требованиям.

Имеющиеся приемники повреждались при железнодорожных перевозках, они недостаточно защищены от сотрясений. Их можно починить в ремонтной мастерской подразделения, но на это потребовалось время перед развертыванием.

Передатчик командира группы (одна машина управления на четыре B IV) должен оснащаться комплектом переключения. Только таким образом, если одна из машин управления будет подбита, другие машины управления смогут взять на себя контроль над ее B IV и дать им возможность продолжить атаку.

2) Инженерное оборудование

Подрывные заряды на взрывающихся машинах не раз воспламенялись от попаданий. Когда взрыватели не были установлены, машины медленно выгорали. Однако при установленных взрывателях следовал мощнейший взрыв. Таким образом, взрыватели следует устанавливать как можно позже, перед самым началом боевого выхода на дистанционном управлении. Для того, чтобы установить три взрывателя, водитель должен высунуться на переднюю часть машины. В этот момент он подвергается опасности, поскольку может быть убит, или же может допустить ошибку при установке взрывателей из-за нервного напряжения. Поэтому мы требуем создания устройства, позволяющего устанавливать взрыватели одним движением изнутри машины.

Детонация при наезде на мины происходит далеко не во всех случаях. Около 25 процентов от общего числа наехавших на мины машин не взорвались, как то планировалось. Причины этого пока не выявлены, поскольку все соответствующие B IV были потеряны.
Проходы в минном поле можно эффективно обозначать с помощью простых средств. Либо в заряд взрывчатого вещества может быть помещен цветовой пигмент, либо проход может быть отмечен цветной лентой, выпускаемой позади машины.

3) Потери

Двадцать процентов от всех развернутых B IV были потеряны от прямого неприятельского огня. Этот процент может быть снижен за счет машин новой разработки с увеличенной скоростью и лучшей проходимостью по пересеченной местности. Также следует увеличить броневую защиту, чтобы обезопасить машину от бронебойных снарядов, и этого следует требовать ото всех новых разработок (B IVc, "Шпрингер").

4) Частоты

Для развертывания всего батальона с наименьшими усилиями, следует увеличить количество контрольных частот с четырех до как минимум шести, что сделает тактическое управление более мобильным.

Вывод:

Развертывание радиоуправляемого оружия в июле 1943 года происходило в рамках фронтовых испытаний тремя отдельными ротами. Развитие ситуации на участке фронта и переход от атаки к обороне ограничили применение несколькими днями. Достигнутый успех полностью оправдал ожидания. В том, что решительный прорыв не был достигнут, винить радиоуправляемое оружие нельзя. Причину же можно найти в слишком малой численности развернутых сил в сравнении с силами противника. Недостаточное взаимодействие с другими видами вооружений и упущенная возможность воспользоваться эффектом, произведенным подрывами, свело любой успех на нет.
На основании приобретенного боевого опыта, мы предлагаем провести войсковые испытания, чтобы выработать правила дальнейшего применения радиоуправляемого оружия:
Развертывание 301-го танкового батальона с "Тиграми" в качестве машин управления и включение всего батальона в состав более крупного танкового соединения."
Tags: Вторая мировая война, исторические документы, история техники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments